Часть 2. Проработка, стадия 1

ОПЕ­РА­ТОР: Хоро­шо. А сей­час мы воз­вра­ща­ем­ся к тво­е­му бло­ку, кото­рый в гор­ле и в груди.

АЛЕК­САНДР: И ниже еще, где чак­ра – после груд­ной. Такое ощу­ще­ние, как перед сто­мет­ров­кой, когда ее бежишь, начи­на­ют мыш­цы сокращаться.

ОПЕ­РА­ТОР: Появи­лось допол­ни­тель­ное ощущение?

АЛЕК­САНДР: Да.

ОПЕ­РА­ТОР: И вот теперь, не отпус­кая образ отца, пото­му что это ощу­ще­ние свя­за­но имен­но с ним, ты берешь это ощу­ще­ние в ком­плек­се – как чув­ство, как энер­гию, как блок – и ты его выно­сишь из себя лег­ким уси­ли­ем воли. Ты отпус­ка­ешь его, и оно сей­час не внут­ри тебя, а вне тебя. Ты осво­бож­да­ешь свое тело от того, что не твое.

АЛЕК­САНДР: Опять созна­ние играть начи­на­ет… Они вышли – как три чак­ры, толь­ко чер­но­го цве­та – вышли, и обрат­но в тело. Из тела – в тело, из тела – в тело…

ОПЕ­РА­ТОР: Они хотят вер­нуть­ся, пото­му что мы не до кон­ца еще про­ра­бо­та­ли эту ситуацию.

АЛЕК­САНДР: Они пере­до мной.

ОПЕ­РА­ТОР: Они перед тобой. Ты уже осво­бо­дил­ся от них. Посмот­ри, нет ли от них каких-то свя­зей к тво­е­му телу?

АЛЕК­САНДР: То нет, а то какие-то ниточ­ки появляются.

ОПЕ­РА­ТОР: Вот эти ниточ­ки – видишь ли ты их, чув­ству­ешь ли…

АЛЕК­САНДР: … вижу, вижу!

ОПЕ­РА­ТОР: … Заби­рай. Пусть они выхо­дят из тебя Пред­ставь, как буд­то это дей­стви­тель­но нити. И они выскаль­зы­ва­ют, осво­бож­да­ют тебя.

АЛЕК­САНДР: Да, про­сто три шари­ка пере­до мной.

ОПЕ­РА­ТОР: И теперь ты пони­ма­ешь, чув­ству­ешь, какое коли­че­ство тво­ей чистой энер­гии пошло на созда­ние этих бло­ков, чер­ных шари­ков. И теперь эти шари­ки раз­де­ля­ют­ся на твою энер­гию – чистую, и на то, что тебе не нуж­но. Как это происходит?

АЛЕК­САНДР: Про­сто кру­тят­ся как-то…

ОПЕ­РА­ТОР: Мож­но ли понять так, что все, что их состав­ля­ет – это не твое?

АЛЕК­САНДР: Да.

ОПЕ­РА­ТОР: Посмот­ри на отца и спро­си: готов ли он забрать то, что в тебя вло­жил? Вот эти три чер­ные шара.

АЛЕК­САНДР: Такое ощу­ще­ние, что он не при­шел в себя еще. И от того, что это три его чер­ные шара, и от рас­те­рян­но­сти. Он не пони­ма­ет вооб­ще, что происходит.

ОПЕ­РА­ТОР: Давай тогда про­сто раз­бе­рем­ся с тре­мя эти­ми чер­ны­ми шара­ми. Чув­ству­ешь ли ты, что ты готов от них осво­бо­дить­ся полностью?

АЛЕК­САНДР: Да.

ОПЕ­РА­ТОР: Тогда я досчи­таю до трех, и их боль­ше не будет ни в тво­ей лич­ной жиз­ни, ни в тво­ем лич­ном про­стран­стве. 1,2,3. С это­го момен­та их нет. Почув­ствуй свое тело. Как оно себя ощу­ща­ет в тех местах, кото­рые были заблокированы?

АЛЕК­САНДР: Нор­маль­ное состо­я­ние, обычное.

ОПЕ­РА­ТОР: Хоро­шо. И сей­час ты отпус­ка­ешь образ сво­е­го отца. Пусть он раз­би­ра­ет­ся с той сво­бо­дой, кото­рую сей­час полу­чил. А мы дела­ем вот что. Ты сей­час пол­но­стью и хоро­шо ощу­ща­ешь свое тело. И лег­ким лучом вни­ма­ния ты сколь­зишь по нему – и сна­ру­жи, и внут­ри. И сей­час ты обна­ру­жишь, есть ли еще бло­ки в тебе, кото­рые меша­ют раз­ви­вать­ся. Начи­най с голо­вы, потом смот­ри груд­ную клет­ку, брюш­ную полость, ноги. Смот­ри все и нахо­ди все, что ты смо­жешь выявить. Пусть тело само пока­жет тебе, есть ли в тебе какие-то бло­ки, кото­рые еще не выявлены.

АЛЕК­САНДР: Подо­зре­ние на это же место…

ОПЕ­РА­ТОР: Там еще оста­лось что-то?

АЛЕК­САНДР: Я не вижу ниче­го, но по ощу­ще­ни­ям, что-то есть.

ОПЕ­РА­ТОР: Твое тело зна­ет, как выгля­дит и из чего состо­ит то, что тебя бес­по­ко­ит. И ты это берешь и точ­но так же выно­сишь из сво­е­го тела. Это – перед тобой. И если я попро­шу срав­нить его с каким-то объ­ек­том, на что оно будет похоже?

АЛЕК­САНДР: Поче­му-то не выходит.

ОПЕ­РА­ТОР: Смот­ри, когда оно внут­ри тебя. Оно может прятаться.

АЛЕК­САНДР: Не совсем чер­ные, а серые пят­ныш­ки мел­кие. Ощу­ще­ние, как остатки.

ОПЕ­РА­ТОР: Соби­рай их все.

АЛЕК­САНДР: Так и полу­чи­лось – я их собрал в кулак и держу.

ОПЕ­РА­ТОР: И они исче­за­ют из тво­ей руки.

АЛЕК­САНДР: Исчезли.

ОПЕ­РА­ТОР: И вот теперь почув­ствуй свое тело в такой ситу­а­ции, что ты сто­ишь за кули­са­ми, и тебе вот-вот нуж­но выхо­дить на сце­ну, что-то гово­рить, что-то делать. Как ты себя чувствуешь?

АЛЕК­САНДР: Как ска­зать? Учи­ты­вая про­шлый опыт, ощу­ще­ние, что все рав­но что-то про­изой­дет не так, как надо.

ОПЕ­РА­ТОР: Я про­из­но­шу эти сло­ва, а ты чув­ству­ешь, как реа­ги­ру­ет на них твое тело: «что-то про­изой­дет не так, как надо! Что-то про­изой­дет! Что-то будет не так!»

АЛЕК­САНДР: Спо­кой­но как-то реа­ги­ру­ет. Стран­но как-то…

ОПЕ­РА­ТОР: Сей­час ты мыс­лен­но смот­ришь­ся в зер­ка­ло, кото­рое появи­лось рядом с тобой. И то, что ты не видишь внут­ри себя, оно отра­жа­ет­ся в зер­ка­ле. Что это?

АЛЕК­САНДР: Как тело мое, но толь­ко без кожи – все орга­ны внут­рен­ние, сухо­жи­лия, вены – все.

ОПЕ­РА­ТОР: Ты как буд­то открыт миру, так? У тебя нет защи­ты в виде кожи?

АЛЕК­САНДР: Да.

ОПЕ­РА­ТОР: А сей­час ты пони­ма­ешь, где твоя кожа. Где ты ее потерял?

АЛЕК­САНДР: Такое пони­ма­ние, что кожа на мне, это отра­же­ние без кожи.

ОПЕ­РА­ТОР: Отра­же­ние – это твоя душа. Душа без кожи. Давай попро­бу­ем понять, в какой ситу­а­ции у тебя воз­ник­ло ощу­ще­ние, что душа – без кожи. Я досчи­таю до 3‑х, и ты ока­жешь­ся в этой ситу­а­ции, когда бы и где бы она ни была. 1,2,3. Что-то вокруг тебя меня­ет­ся. Где ты? Что вокруг тебя?

АЛЕК­САНДР: Свет­лая ком­на­та. Зали­тая светом.

ОПЕ­РА­ТОР: Сей­час этот свет ста­но­вит­ся менее ярким, и ты видишь, что за ним скрывалось.

АЛЕК­САНДР: Про­сто тем­не­ет, но ниче­го не видно.

ОПЕ­РА­ТОР: И сей­час мы с тобой пони­ма­ем: это вре­мя, когда у тебя было физи­че­ское тело, или когда его у тебя не было?

АЛЕК­САНДР: Было. Вот я стою – посре­ди энергии.

ОПЕ­РА­ТОР: В таком слу­чае, ты сей­час пони­ма­ешь: это в нынеш­ней жиз­ни или где-то за ее пределами?

АЛЕК­САНДР: Вот в таком же, как я сейчас.

ОПЕ­РА­ТОР: Когда ты чув­ству­ешь себя таким, без кожи, что это дает тебе? Для тебя это пози­тив­но или негативно?

АЛЕК­САНДР: Это, ско­рее, не нега­тив, а то, что я себя вижу насквозь.

ОПЕ­РА­ТОР: Мож­но ли так понять, что это тот опыт, кото­рый ты дол­жен полу­чить: научить­ся жить и рабо­тать в такой ситу­а­ции? Это так ли нет?

АЛЕК­САНДР: Нет.

ОПЕ­РА­ТОР: Тогда это то, что ты дол­жен испра­вить: так или нет?

АЛЕК­САНДР: Тоже нет.

ОПЕ­РА­ТОР: Это то, что ты дол­жен вер­нуть к тому, как было рань­ше. Так или нет?

АЛЕК­САНДР: Тоже нет.

ОПЕ­РА­ТОР: В таком слу­чае, спро­си сам себя – что это за состо­я­ние? Поче­му оно у тебя возникло?

АЛЕК­САНДР: Про­сто я себя хоро­шо знаю.

ОПЕ­РА­ТОР: Теперь давай пой­мем, поче­му то, что ты себя хоро­шо зна­ешь, застав­ля­ет себя бес­по­ко­ить­ся, когда ты выхо­дишь к людям?

АЛЕК­САНДР: …

ОПЕ­РА­ТОР: Мож­но ли так понять, что ты дума­ешь, что и дру­гие зна­ют тебя так же хоро­шо, как ты сам себя? И видят тебя беззащитным?

АЛЕК­САНДР: Дру­гие ждут от меня чего-то боль­шо­го, боль­ше, чем я могу.

ОПЕ­РА­ТОР: И вот сей­час ты спра­ши­ва­ешь само­го себя: отку­да в тебе это знание?

АЛЕК­САНДР: Про­сто ощу­щаю. Это скон­цен­три­ро­ван­ное вни­ма­ние на мне.

ОПЕ­РА­ТОР: В каком месте кон­цен­три­ру­ет­ся это вни­ма­ние? В какой части тво­е­го тела?

АЛЕК­САНДР: В общем, просто.

ОПЕ­РА­ТОР: Сни­ми с себя это вни­ма­ние. Оно при­ка­са­ет­ся к тебе, оно пыта­ет­ся про­ник­нуть внутрь тебя, но ты сни­ма­ешь с себя это вни­ма­ние. Как скафандр.

АЛЕК­САНДР: Жел­то­го цве­та, почему-то…

ОПЕ­РА­ТОР: Пусть так. Ты сни­ма­ешь его с себя, так?

АЛЕК­САНДР: Да.

ОПЕ­РА­ТОР: И вот когда ты снял его с себя, ощу­ща­ешь ли ты по-преж­не­му это бес­по­кой­ство? Откры­тость? Как буд­то бы состо­я­ние без кожи? Или твое состо­я­ние изменилось?

АЛЕК­САНДР: Спо­кой­нее ста­ло на душе.

ОПЕ­РА­ТОР: Теперь давай пой­мем: вот этот жел­тый ска­фандр – сам ли ты его сде­лал, или кто-то помог?

АЛЕК­САНДР: Как буд­то он раз­ви­вал­ся, рос вме­сте со мной.

ОПЕ­РА­ТОР: Можешь ли ты най­ти ту пер­во­на­чаль­ную точ­ку, когда он начал фор­ми­ро­вать­ся? Я досчи­таю до трех, и ты ока­жешь­ся в том момен­те жиз­ни, когда этот жел­тый ска­фандр начал фор­ми­ро­вать­ся. 1,2,3. В каком ты возрасте?

АЛЕК­САНДР: Лет 10.

ОПЕ­РА­ТОР: И сей­час рядом с тобой ока­жет­ся тот чело­век, кото­рый поспо­соб­ство­вал тому, что­бы в тебе раз­ви­ва­лись такие ощущения.

АЛЕК­САНДР: Трое: мой отец, моя мать, и мой отчим.

ОПЕ­РА­ТОР: Давай пой­мем, кто из них был глав­ным в том, что в тебе нача­лось раз­ви­вать­ся ощу­ще­ние обна­жен­но­сти перед миром.

АЛЕК­САНДР: Такое ощу­ще­ние, что это не кто-то из них, а само про­стран­ство. Ситуация.

ОПЕ­РА­ТОР: Ты чув­ство­вал, что тебя как буд­то бы видят насквозь.

АЛЕК­САНДР: Это чув­ство ущем­лен­ных чувств. Не вижу, про­сто чувствую.

ОПЕ­РА­ТОР: Когда ущем­ля­ли твои чув­ства, как реа­ги­ро­ва­ло твое тело?

АЛЕК­САНДР: Похо­же, как на сцене, толь­ко в мень­шей степени.

ОПЕ­РА­ТОР: Давай мы най­дем то место, кото­рое реа­ги­ро­ва­ло болез­нен­нее всего.

АЛЕК­САНДР: В гру­ди. Меж­ду гор­лом и гру­дью. Вни­зу шеи, во впадинке.

ОПЕ­РА­ТОР: И вот сей­час ты видишь, пока не тро­гая его, куда идут связ­ки: в отцу, к мате­ри или к отчиму?

АЛЕК­САНДР: Ко всей ситу­а­ции в целом.

ОПЕ­РА­ТОР: Давай мы сде­ла­ем так. Ты обна­ру­жил это вли­я­ние, обна­ру­жил, что оно тебе неком­форт­но. Пусть каж­дый забе­рет то, что при­чи­та­ет­ся ему.

АЛЕК­САНДР: У меня такое ощу­ще­ние пошло, что я – хозя­ин ситу­а­ции, и они уменьшаются.

ОПЕ­РА­ТОР: Хоро­шо. Пусть каж­дый забе­рет ту свою часть, кото­рую он вло­жил в эту ситу­а­цию. Пото­му что ты не давал раз­ре­ше­ния так фор­ми­ро­вать ситу­а­цию вокруг тебя. И ты чув­ству­ешь, как ощу­ще­ние, кото­рое в гор­ле, оно ухо­дит от тебя.

АЛЕК­САНДР: Как-то я с ними так раз­го­ва­ри­вал, грубо…

ОПЕ­РА­ТОР: Спро­си само­го себя: это спра­вед­ли­во, что ты им грубишь?

АЛЕК­САНДР: Да. Я сей­час ощу­тил за собой силу.

ОПЕ­РА­ТОР: Хоро­шо. Это сила, кото­рая в тебе есть, и кото­рую пыта­лись бло­ки­ро­вать. И сей­час ты пони­ма­ешь, кому она не нуж­на, эта сила?

АЛЕК­САНДР: Они не зна­ли, что они дела­ют. От неосо­знан­но­сти так делали.

ОПЕ­РА­ТОР: Можешь ли ты про­стить их?

АЛЕК­САНДР: Конеч­но, да!

ОПЕ­РА­ТОР: Про­щай. И отпус­кай все чув­ства, кото­рые закреп­ля­лись в тебе, кото­рые жили в тебе какое-то время.

АЛЕК­САНДР: У меня пере­жи­ва­ние за этих людей, состра­да­ние – не будет ли им пло­хо от этого?

ОПЕ­РА­ТОР: Спро­си каж­до­го из них по отдель­но­сти – будет ли эта ситу­а­ция для них полез­ной в том плане, что они осо­зна­ли, что так не надо делать?

АЛЕК­САНДР: Инте­рес­но как… Отец не зна­ет, для него вооб­ще новое это чув­ство. Отчи­му все рав­но. Ну, а мама пони­ма­ет, что непра­ва, но сто­ит на сво­ем. Как и в жиз­ни было.

ОПЕ­РА­ТОР: Теперь ты пони­ма­ешь, что твое состра­да­ние к ней – оно вызва­но толь­ко тво­и­ми чув­ства­ми. И тот, кото­рый каж­дый из них про­жи­ва­ет, это толь­ко их опыт. И теперь пой­ми, для чего тебе (была нуж­на эта ситу­а­ция в жизни)?

0 комментариев

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели